СКАЗКИ

СКАЗКА О ВОРЕ

Жила-была старуха. Были у нее дочка и сын. Дочку она выдала замуж за человека, промышлявшего воровством. Сыну тоже захотелось заниматься воровством, и он сказал матери:

— Мать, вот зять ворует, и я хочу.

— Сынок, — ответила мать, — Бог рассердится.

Сын стал настаивать. Тогда она решила:

— Пойду-ка я в церковь, посмотрю, что скажет на это Бог. Если он разрешит — занимайся воровством, нет — не занимайся.

Узнав, что мать идет в церковь, сын тайком от нее пошел туда же и спрятался в ризнице, где сидел до тех пор, пока мать не вошла в церковь и не сказала:

— Боже, сын мой хочет воровать — разрешаешь или нет?

Сын ответил из ризницы, что Бог разрешает.

Когда мать вышла из церкви, он бросился домой и опередил ее. Мать, придя домой, поднималась по лестнице, а он вышел ей навстречу и спросил:

— Ну, что сказал Бог?

— Сынок,— ответила она, — Бог сегодня ответа не дал и велел придти в следующий раз.

После этого она два раза ходила в церковь, а сын всякий раз отвечал за Бога.

— Сынок, — решила, наконец, мать, — Бог позволяет: поди, и делай, что хочешь.

Сын пришел к зятю и стал просить:

— Зятек, возьми меня к себе в товарищи.

— А вот поглядим, можешь ли ты быть мне товарищем.

Пошли они вместе и стали под тополем. Зять заметил на верхушке дерева шапку.

— Ну-ка поднимись и достань шапку, — сказал он юноше.

Тот попробовал вскарабкаться, а потом сошел с дерева и сказал зятю:

— Брат, поднимись-ка сначала ты; я посмотрю, поучусь, а уж потом и сам поднимусь.

Зять, поднявшись немного, сбросил штаны и повесил на дереве, чтоб не цеплялись за сучья, взобрался на верхушку, снял шапку и, спускаясь, заметил, что штанов уже нет.

— Куда делись мои штаны? — спросил он. — Бери их, — ответил шурин. — Вот как воруют.

— Да ты меня превзошел! — вскричал Зять. — Коли так, пойдем со мной.

— Куда же?

— Ограбить царскую казну.

Как задумали, так и сделали. Ограбили ночью царскую казну и вернулись домой. Дома юноша сказал зятю:

— Зять, я придумал дело.

— Какое?

— Дай мне два куруша, я пойду куплю на базаре хлеба, понесу продавать во дворец и узнаю, что говорят там про казну.

Зять дал ему два куруша, юноша купил хлеба, понес во дворец продавать. Тут тысяцкий сказал юноше, что ночью у царя ограбили казну.

— А что же вы будете делать? — спросил парень.

— Мы хотим караулить в одном месте, чтоб поймать вора, если он придет.

Юноша рассказал об этом зятю, и они в ту ночь не пошли туда, где была засада, а ограбили в другом месте и пришли домой.

На другой день юноша вновь взял у зятя два куруша, купил хлеба и понес продавать во дворец.

— Ночью опять был грабеж,— сказал тысяцкий.

— А что же вы будете делать?

— Хотим ночью вырыть яму и наполнить ее горячей смолой, чтобы вор попал в нее, если вздумает придти опять.

Узнав об этом, парень ничего не сказал зятю. Ночью, когда они вышли на работу, парень попросил зятя идти вперед. Зять пошел вперед, упал в яму и увяз по горло в смоле. Парень сейчас же отрубил ему голову, взял ее с собой, ограбил царскую казну в другом месте и вернулся домой. Когда утром он опять пошел во дворец продавать хлеб, тысяцкий сказал:

— Ночью мы поймали вора, но он был без головы.

— А что же вы будете делать?

— Будем ходить по городу и где услышим плач — сожжем тот дом.

Парень сейчас же вернулся домой и наказал домашним не плакать. Но по уходе юноши мать и сестра стали плакать и кричать. Обходившие город тысяцкие с воинами услышали плач в доме парня, запечатали его двери и ушли.

Придя домой и найдя двери запечатанными, юноша спросил, почему это случилось, и домашние ответили, что они плакали, а тысяцкие пришли, запечатали двери и ушли; парень их выругал. С наступлением темноты он, смешав масло с сажей, запечатал двери других домов точь-в-точь так, как было у них. Утром, когда тысяцкие с воинами пришли, чтобы сжечь дом, они увидели, что все двери во всем городе запечатаны. Пошли и доложили об этом царю. Царь, подумав, сказал:

— Коли так, я выдам свою дочь за того, кто признается, что он вор.

Парень пошел в царский дворец и сказал, что вор — это он.

— Ну, брат, это ты врешь! — возразили тысяцкие.

— А вот доложите царю, что, если он хочет, я покажу деньги, украденные из его казны.

Царь велел узнать, правду ли он говорит. Тысяцкие пошли с юношей и, увидев яму, полную золота, доложили царю, что парень говорит правду. Царь приказал вызвать его к себе. Когда парень явился, тот спросил:

— Сынок, скажи, ты мой вор?

— Да, — ответил он.

— В таком случае я выдам за тебя свою дочку.

Но сделаешь ли ты для меня одно дело?

— Какое дело? — спросил парень.

— Соседний царь смеется надо мною, говорит, что это за вор, Что до сих пор его не могут поймать. Можешь ли ты проделать с ним какую-нибудь штуку?

— Это пустое дело. Прикажи только дать мне, овцу и козла.

Когда привели овцу и козла, он их зарезал, снял с них шкуры и, взяв их с собой, пошел ко дворцу того царя. У дворца было озеро: парень вздул шкуру козла, сел на нее и переправился на другой берег. Потом он надел шкуру овцы, прицепил к своим волосам бубенчики, взял в руки копье, вбил имевшиеся с ним сорок гвоздей в стену дворца, поднялся по ним и увидел в окно царя, читавшего псалом. Он тотчас же залез внутрь, размахнулся копьем, зазвенел бубенцами и объявил, что пришел отнять у него душу. Царь при этих словах стал дрожать и молить дать ему три дня сроку. Юноша сказал:

— Хорошо, будь по-твоему.

Спустился, вынул гвозди и притаился у дворца.

Утром царь вызвал вельмож и сказал:

— Через три дня я должен умереть. Явился ангел и хотел взять мою душу. Я стал молить его дать мне три дня сроку, и он дал.

Вельможи стали над ним смеяться.

— Напрасно вы смеетесь, — сказал царь, — если бы вы его увидели, у вас душа бы в пятку ушла.

По прошествии трех дней тысяцкие и воины решили убить ангела, если он явится. Парень пришел, как в первый раз: размахнулся копьем, Зазвенел бубенцами, и, сколько тут ни было тысяцких и воинов, все от испуга замерли, как пчелы. Парень, увидев, что кругом никого нет, схватил царя, зашил его в шкуру, вздул бурдюк и переправился через озеро. Под городом, когда он проходил мимо котельщиков, царь спросил его:

— Что это за шум? Где мы находимся?

— Лживый народ продан котельщикам, и они бьют этих людей по голове, — ответил парень.

Царь так и забормотал в шкуре:

— Господи, помилуй! Господи, помилуй! Наконец они прибыли во дворец. Когда вышел первый царь, парень развязал шкуру. Увидев другого царя, зашитого в мешке, царь сказал ему, показывая на парня:

— Вот, посмотри, — это мой вор. Тот застыл от удивления.

Юношу нарядили в дорогое платье, посадили в совете, и царь выдал за него свою дочь, подарив ему половину своего богатства. Свадьбу играли семь дней и семь ночей.

Они достигли своей цели, да достигнем и мы своей.

Вернуться на верх страницы

Читать предыдущее Читать следующее