СКАЗКИ

ПАХЛЕВАНЫ1: ОТЕЦ И СЫН

В давние времена жил-был купец. У того купца был слуга-пахлеван, да такой сильный, такой ловкий, что во всем мире не нашелся бы равный ему. Много раз приходилось пахлевану состязаться с другими пахлеванами, но ни разу еще спина его не коснулась земли — вот до чего он был ловок.

Был у этого пахлевана единственный сын. Женил он его и семь дней, семь ночей свадьбу играл. Сын тоже был пахлеваном и таким же сильным и ловким, как и отец.

Пришла пора, состарился отец-пахлеван. Призвал он к себе сына и говорит:

— Сын мой, видишь, стар я стал, теперь настал твой черед идти к купцу в услужение.

— Так и быть, отец,— говорит сын,— коли ты велишь, пойду.

И пошел к купцу.

Прошел месяц, два месяца, три месяца, как-то позвал купец к себе слугу.

— Пойди заготовь на дорогу припасов, завтра едем в Иерусалим на богомолье.

— Будет исполнено,— говорит слуга.

Приготовил слуга все, что надо на дорогу: припасов на несколько месяцев, всякой посуды, шатер — словом, все. Перевязал припасы, уложил. Проспали ночь, а на рассвете купец, его слуга с молодой женой пустились в дорогу.

Ехали они, ехали, долго ли, коротко — Бог весть, к ночи ост вились, разбили шатер, поели и легли спать, с тем, чтобы на рассвете снова тронуться в путь. Только рассвело, глядит слуга — нет жены. Как в воду канула. Доложил купцу:

— Так и так: жену мою увезли. Отпусти меня, отправлюсь искать ее по свету.

— Дело твое,— говорит купец,— езжай, только грех падет на твою душу... Давай поклянемся: коли я с богомолья вернусь первым, здесь разобью свой шатер, здесь и подожду тебя. Коли же ты первый придешь, ты будешь ждать, пока я вернусь. Согласен?

— Согласен.

— Ну, а теперь поезжай, в добрый путь!

Молодой пахлеван простился с купцом, сел на коня и пустился в путь-дорогу.

Ехал он, ехал, много ли, мало — заметил на дороге следы лоша¬диных копыт. «Видать, говорит он про себя,— здесь верховой проехал». Пустился он по этим следам и думает: «Посмотрю, где они кончаются». Ехал он, ехал, долго ли, коротко — Бог весть. Ехал он день, ехал два дня, три дня, неделю. Увидал шатер, у шатра сидит человек.

— Здравствуй, брат, — говорит слуга.

— Здравствуй, — отвечает человек у шатра.

— Гостя не примешь?

— Отчего же нет, гость послан Богом. Куда путь держишь? — спросил хозяин шатра.

— Да вот какие дела: мы с купцом разбили шатер, заночевали, а на рассвете встал и — нет моей жены. Кинулся искать, но гак и не нашел. Теперь еду искать ее по всему свету, может, найду.

— Парень,— говорит хозяин шатра,— путь твой очень трудный: кто поедет по этой дороге, тот больше не вернется, и знаешь почему?

— Почему?

— Поведаю тебе: прежде мой отец владел большим государст¬вом. Был у нас безусый слуга, не слуга, а божье наказанье. Весь свет дрожал перед ним, до того он был свиреп. Настал и наш час: безусый согнал нас с насиженного места и сам стал царствовать. Всех женщин в округе похитил. Чтобы не соврать, нынче их у него не меньше тысячи. Видать, и твою жену утащил этот безусый. Посмелее и поудалее тебя проехали по этой дороге, да пока еще никто не воротился. У безусого конь, что ветер: за день перемахнет годовой путь. Попробуй спастись от такого. Воротись-ка ты лучше, сыпок, обратно, жаль мне тебя, молод ты еще.

Нет, не отступлюсь,— ответил пахлеван,— будь что будет, я должен ехать. К чертям, дьяволам! Двух смертей не бывать, а одной миновать.

Видит хозяин шатра — парень упрям.

Послушай, говорит, — дам я тебе наказ, исполнишь?

— Отчего же нет? Говори.

— Мать моя,— говорит хозяин шатра, — приставлена к женам того безусого, купает и стережет их. Возьми это кольцо да платок, отдай матери, скажи: «Сын твой прислал». Кто тебе поможет, так это она; не то возврата тебе не будет.

Тут он подвел пахлевану резвого скакуна.

— Этот конь,— говорит,— много раз скакал по этой дороге туда и обратно: отпустишь вожжи, он тебя довезет прямо до дворца безусого.

Взял парень кольцо и платок, положил в карман, коня своего оставил у шатра, сел на резвого скакуна и отправился. Ехал он, ехал, долго ли, коротко — Бог весть; ехал днем, ехал ночью; день ехал, два ехал, три дня ехал; ехал он неделю, две недели, три недели, целый месяц. Доехал до дворца. Спешился и постучал в ворота. Отперла ему ворота старуха.

— Кого нужно?

— Мать такого-то,— отвечает пахлеван.

— Это я и есть, что скажешь?

Парень достал платок и кольцо, отдал ей и сказал:

— Сын твой прислал,— и все по порядку рассказал.

— Ладно,— ответила старуха,— все, что могу, сделаю, а там сам знаешь: коли ты ловкий парень, то спасешься от безусого, коли нет, разорвет он тебя на куски, а самый большой кусок будет с твое ухо. Завтра, в четверг, поведу я жен безусого купаться, иди и ты за нами. Я постараюсь отвести твою жену в сторонку, а ты не зевай, подхвати ее на седло и айда.

— Ладно, — сказал пахлеван, — как ты говоришь, так и сделаю.

На другой день старуха повела жен безусого к бассейнам. Каждую неделю она приводила их сюда, по очереди купала и провожала до дворца.

По дороге старуха вместе с женой пахлевана отстала от остальных, будто хотела сказать ей что-то на ухо.

Пахлеван на коне крался за ними, подъехал, схватил жену, тут же в седло, отпустил удила и айда…

— Караул, караул, караул!!! Догоняйте! Похитили жену безусого! — кричала старуха. Будто она тут вовсе и ни при чем.

Пока спохватились, парня след простыл. Так бедняжки жены, не помывшись, воротились обратно во дворец. На счастье парня, безусый спал глубоким сном, и никто не осмеливался будить его. Он должен был проспать сорок дней. Ждали, пока безусый выспится. Когда он пробудился, пошла к нему старуха и сказала:

— Вот какие дела: жену твою увезли.

— Правду говоришь? Правду.

— В какую сторону увезли?

— Вот в эту.— Старуха указала в обратную сторону.

Безусый вскочил на коня и помчался сначала туда, куда сказала старуха, потом в другую сторону, пока, наконец, не напал на след: на дороге валялись клочья от женской одежды. Оказывается, жена молодого пахлевана бросила их здесь, чтобы безусый напал на след и нагнал их. «Так вот в какую сторону увезли ее»,— сказал себе безусый и погнался за ними. Ехал он, ехал и через полчаса доспал молодого пахлевана.

— Эй ты, адамово племя! — кричит безусый.— Что, если от тебя одно ухо останется? Отдашь мне жену или нет?

— Ишь ты, телега молчит, а возчик кричит? Мало что жену украл, еще и покрикивает. Хочешь — сразимся, кто кого?

— Ладно, давай.

Понеслись они друг на друга... Молодой пахлеван с первого же наскока сразил безусого.

— Это не в счет,— говорит безусый,— давай поборемся; кто кого повалит, тот того пусть и убивает, согласен?

— Согласен,— отвечает пахлеван.

Стали бороться. Наш молодец как поднял безусого да как хватил об землю!

Видит жена, что худо пришлось безусому, кинулась к нему на помощь, понатужилась, вырвала безусого из рук пахлевана. И тогда они вдвоем навалились на парня, связали его по рукам и ногам.

Стояла жара. Разрыли они раскалённый песок и по шею засыпали молодого пахлевана, а сами пошли в тень отдохнуть.

Бедный парень изнывает от жары, все нутро горит. Жажда донимает. Кувшин с водой стоит неподалёку, возле безусого, да ведь руки и ноги связаны, не может дотянуться до воды. Так он томился час, два часа, три часа — вдруг разверзлась гора, появился огромный, огромный дракон и пошел прямо на него.

— Господи,— взмолился парень, — Я и так в беде, а тут еще новая…

Удивлению его не было границ, когда дракон подошел к кувшину, взял его и поднёс ему. «Пей, говорит, досыта».

Потянулся парень к кувшину и досыта напился. Дракон поставил кувшин на место, рядом с безусым и накапал туда яда, сам же исчез в горе. Парень так и замер на месте.

Проснулся безусый, поднялся, схватил кувшин, подразнил им молодого пахлевана и, приложив горлышко ко рту, выпил. А в кувшине-то яд был. Не успел безусый напиться, как тут же лопнул, развалился на две половинки. Как увидала это жена пахлевана, схватила меч безусого и хотела ударить мужа. Тут парень взмолился:

— Да что ты, жена, опомнись, ведь я твой муж. Развяжи мни руки, ноги, поедем мы с тобой домой и заживем мирно. Буду опять я тебе мужем, а ты мне женой.

Одумалась жена, развязала мужу руки и ноги, сели они на ко ней и поехали.

Едут они, едут, долго ли, коротко — Бог весть, доехали до шатра, где пахлеван оставил своего коня. Вошли в шатер, сидит в шатре хозяин.

— Здравствуй.

— Добро пожаловать, тысяча благ от господа,— отвечает хозяин шатра,— да будет безопасен твой путь. Ну как? Кто ты будешь? Молодец, или девка?

Молодец я,— говорит парень,— схватился я с безусым, поборол его, отнял у него свою жену, привез.

Остались они в шатре на ночь. Пахлеван по порядку все рассказал, что ему пришлось пережить, все выложил хозяину шатра. Побеседовав, легли они спать. Только рассвело, пахлеван отдал хозяину его коня, сел на своего, жену посадил на коня безусого, и пустились они в дорогу. Едут они, едут, едут день, два дня, три дня, неделю, две недели, три недели; едут, видят — на склоне горы шатер. Сразу узнали шатер купца.

— Знать, вернулся из Иерусалима, меня дожидается,— говорит пахлеван.

Доехали они до шатра; слезли с коней, поклонились купцу.

— Добро пожаловать,— говорит купец,— расскажи, где был, что делал, как нашел жену.

Спасибо, — отвечает пахлеван,— так и так.— Сел он и все по порядку рассказал купцу, вот так, как я вам рассказываю.

Как узнал про то купец, привязал жену пахлевана к хвосту кобылы и пустил кобылу по горам, по долам, по ущельям, чтобы от нее одно ухо осталось.

На другой день сложили шатер и отправились в свои края. Тут купец сосватал пахлевану молодую пригожую девушку, обвенчал их, и семь дней, семь ночей свадьбу играли.

Расскажем теперь про отца-пахлевана.

Отец-пахлеван был еще жив, однако стал неразговорчив и все сидел грустный да хмурый. Сколько ни допытывался купец:

— Скажи, о чем горюешь? — он все отмалчивался. Однажды, когда снова спросил купец старого пахлевана, тот сказал:

— Вели принести мне мою палицу, тогда поведаю тебе свое горе. Купец тотчас же приказал принести палицу пахлевана. Пошли четверо и, кряхтя, приволокли палицу, до того была она тяжела.

Отец пахлеван взял одной рукой палицу, повертел между пальцами.

— Состарился я, нет прежней силы, прежней хватки. Сломила меня беда. Ехал я как-то с палицей на коне. Навстречу всадник. Ни слова не говоря, не оглядываясь даже, проехал он мимо я не взглянул в мою сторону. Обидно мне стало, думаю — такой я видный пахлеван, а он меня за человека не посчитал и на поклон мой не ответил,— и кинул ему вслед свою палицу, а тому нипочем, он и не шелохнулся. Дай-ка, думаю, еще раз ударю. Слез я с коня, поднял палицу, ударил с силой — не шелохнулся. Но когда я еще раз кинул палицу, он повернул коня и подъехал ко мне. Подъехал, схватил меня за ухо да так тряхнул, что чуть я не обмер; со страху во рту все пересохло. Молчу, пикнуть не смею. «Поезжай за мной»,— говорит мне верховой. Я поехал. Едем мы, едем, едем час, едем два, едем три часа. Подъехали мы к какому-то дворцу, слез он с коня. «Слезай»,— говорит мне. Я слез с коня. Верховой вынул из кармана штук двенадцать железных костылей, дал мне и говорит: «На, вбей их в эту стену, я должен по ним взобраться наверх». Делать нечего, что он пи прикажет, я должен исполнить — так был напуган. Взял я костыли, принес большущий камень и давай вбивать. Тук да тук, тук да тук. Да не тут-то было — никак не могу вбить костыль. Как увидел он это, отобрал у меня костыли и одним ударом кулака вбил костыль в стену. И так, один за другим, вбивая костыли кулаком, поднимался он по стене наверх. Вобьет костыль — поставит ногу, вобьет еще — поставит другую, и так добрался до самой высокой башни дворца. Вдруг сверху до ушей моих донеслись вопли, точно резали кого-то. Прошло немного времени, и он по тем же костылям сошел вниз и сел на коня. «Поезжай за мной»,— говорит он мне. Едет, а я за ним. Ехали, ехали, доехали до одной могилы. Слез он с коня, раскопал могилу руками. Гляжу, покойник лежит. «Видишь итого мертвеца? — говорит верховой.— Это мой муж. Я женщина, переодетая в мужчину. Месяц тому назад наши недруги хотели меня похитить, но муж мой не дал, ввязался с ними в бой, и они убили его. Тогда я взмолилась, упросила господа наделить меня безмерной силой, чтобы отомстить за мужа. Сегодня я добралась до верхней башни и там уложила убийц мужа. Теперь мне жить незачем, я должна отправиться к моему мужу. Об одном только тебя прошу: схорони меня рядом с ним. Коня моего и доспехи мои тебе дарю, прощай». Как сказала это, вынула меч, всадила себе в сердце, упала на могилу мужа и тут же испустила дух. Я скорее засыпал ее землей, похоронил и уехал. С тех пор ни днем, ни ночью нет мне покоя, все об одном думаю...

И понял тогда купец, почему могучий и ловкий пахлеван так изменился.


Пахлеван - богатырь, витязь.

Вернуться на верх страницы

Читать предыдущее Читать следующее

Montale mango manga по материалам сайта.

На www.sillage-original.ru house Of Sillage Nouez Moi.