СКАЗКИ

КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН И ЦАРСКАЯ ДОЧЬ

Жил-был крестьянин. Не было у него никого, кроме жены да ди¬тяти. Однажды вскинул он на плечо лопату и отправился на работу в поле. Пришел, а на поле две змеи схватились. Одна до того хороша, что глаз не отвести, а другая до того страшна и черна, что смотреть на нее тошно. Видит крестьянин, что страшная змея вот-вот ра¬зорвет красивую, ударил черную змею лопатой по голове и уложил ее на месте.

Белая подползла к крестьянину и говорит:

— Ты спас дочь змеиного царя, идем к моему отцу. Если он спросит, чего ты желаешь в награду, скажи: «Ничего мне не надо, дай только феску, дудочку и кисет».

Пошел наш крестьянин за змеей, шел он, шел, пришел к боль¬шой змеиной норе. Змея говорит крестьянину.

— Погоди, я сейчас вернусь,— и скрылась.

Ждет ее крестьянин час, два часа, три часа и вдруг видит — вы¬ползает из норы огромная красивая змея.

Выползла она, поклонилась крестьянину и говорит:

— Спасибо тебе, брат, ты спас мою дочь от черной змеи, проси в награду что хочешь.

Крестьянин отвечает:

— Ничего мне не надо, дай только феску, дудочку да кисет.

Змея снова уползла в нору и вынесла крестьянину то, что он просил.

Крестьянин снова пошел поливать поле, а к вечеру отправился домой. Выл в доме старый сундук, в этот сундук он и запрятал феску, кисет и дудочку: «Пусть лежат здесь, когда-нибудь при­годятся».

Прошло время. Крестьянин заболел, слег в постель и вскоре умер.

Остались вдова и сирота. Когда сын подрос, стал смышленым парнем, он сказал матери:

— Послушай, мать, до каких пор мы будем так маяться? Пойду я на чужбину, заработаю немного денег.

Мать ему говорит:

— Как знаешь, сынок, коли задумал, иди.

Собирается сын в дорогу и говорит матери:

— Мать, не найдется ли какой-нибудь шапки мне на голову, может, придется и водицы зачерпнуть из ручья, попить.

— Когда ты еще был мал, отец однажды принес какую-то феску, да Бог знает, где она теперь валяется, поищу.

Мать поискала, поискала, заглянула в старый сундук, нашла феску, обрадовалась и дала ее сыну.

Простился сын с матерью, вышел из дому, нахлобучил феску на голову и пустился в дорогу.

Шел он, шел, долго ли, коротко — бог весть, увидал родник, ре¬шил сделать привал.

Сел, развернул скатерку и принялся есть. Вдруг заметил, что неподалеку расположились воры-разбойники и тоже едят, а возле них кучи пограбленного добра. Они тоже увидели парня и подозвали к себе.

— Эй, парень, собери-ка хворосту да подкинь в огонь.

Крестьянский сын надел феску, набрал сухих сучьев, часть под­бросил в огонь, а часть положил рядом.

Тут у него зачесалась голова, снял он феску и почесался, а воры кричит ему:

— Эй, парень, тебе говорят, набери хворосту, чего мешкаешь!

Тут крестьянский сын понял: «Эта феска не простая, коли они меня не видели», и говорит:

— А вот, глядите, сколько я принес хворосту.

— Когда же ты это успел? Ладно, проваливай теперь.

Отошел парень в сторонку, надел феску, стал невидим и подошел к ворам-разбойникам. Воры разложили краденое добро да деньги и стили делить между собой. Наш парень не растерялся — хватает деньги горсть за горстью. Видят воры, что деньги убывают, начали спорить, кричать. Дошло до кулаков.

Крестьянский сын набил свой хурджин добром и пустился в путь. Шел он, шел, долго ли, коротко — бог весть, дошел до стра¬ны, куда собирался на заработки. Здесь он снял небольшую лавку и начал торговать: продает все за полцены — покупателей перема¬нивает. Распродаст товар, напялит феску-невидимку и ходит по лав¬кам богатых купцов, забирает чужой товар, тащит к себе в лавку и продает за бесценок.

Невмоготу стало купцам той страны, собрались они и пошли с жалобой к царю.

— Пожалей нас, мы обнищали, жен своих содержать не можем, и все из-за этого пришельца. Наш товар средь бела дня словно черти уносят, покупатели к нам не идут, потому что пришелец свой товар отдает за бесценок. Ради Бога, помоги нам, пожалей, не то мы все покинем страну.

Тут царская дочь говорит купцам:

— Не печальтесь, я разгадаю тайну этого парня.

Царская дочка приказала принести лучшие вина, отварить ба¬рана, зажарить индейку, приготовить еще много разной снеди и от¬правилась в лавку крестьянского сына.

Вошла она в лавку и говорит:

— Здравствуй, брат! Сколько времени ты торгуешь в нашем городе и ни разу ко мне не пришел. А я жду не дождусь, все глаза проглядела.

Как услышал крестьянский сын такие речи, до того обрадовался, что голову потерял. Тут же устроил угощение, они поели-попили. Подпоила царская дочь парня вином и стала допытывать его:

— Видишь, как я тебя люблю, сама к тебе пришла, а ты не хо¬чешь сказать, как ты, продавая товар за полцены, разбогател.

Парень был пьян, возьми да выложи царской дочери, что его выручает волшебная феска. Сказал и уснул.

Ей того и надо было, схватила феску и во дворец.

Все купцы той страны понесли царской дочери подарки за то, что она спасла их от разорения.

Оставим их здесь и поведаем о крестьянском сыне. Проснулся парень, кинулся искать феску — нигде ее нет. Опечалился, да де¬лать нечего. Собрал свой товар, взвалил на спину и отправился на родину. Шел, шел, долго ли, коротко — бог весть, шел день, два дня — словом, неделю и, наконец, добрался до своей страны. Рад был, что вернулся домой. А уж как счастлива была бедная мать, увидав сына! Прожил сын у матери, пока не истратился. Осталось у него несколько рублей. Часть он отдал матери на мелкие расхо¬ды, а пятерку положил в отцовский кисет, сунул кисет в карман и отправился в страну, где его так коварно провела царская дочь. Шел он долго ли, коротко — Бог весть, и дошел до одного села. «Пойду, думает, разменяю пятерку, куплю чего-нибудь». Достал он из кар¬мана кисет, развязал его — и что же видит: вместо пятерки в кисете лежит десять рублей. Тут он понял: «Видать, и кисет волшеб¬ный». Не тронул он деньги, положил обратно в карман и продолжил путь. Пришел он в ту страну, где была у него лавка. Пошел на ста¬рое место, снял новую лавку и начал торговать.

Прошло несколько дней, и вот купцы той страны снова пошли к царской дочери.

— Бога ради, избавь нас от этого парня, опять он разоряет нас. Царевна взяла сонного зелья и отправилась к парню. Вошла, поздоровалась и, как в первый раз, выпытала у него тайну. Парень по простоте душевной снова все ей открыл.

Царская дочь напоила его сонным зельем. Парень сразу уснул, так что хоть за ноги тащи, не услышит. Царской дочери этого и надо было. Взяла кисет — и во дворец.

Опять все купцы потянулись с подарками к царской дочери за то, что она спасла их от разорения.

Парень проспал час, два, день, два дня, наконец, проснулся и видит — ни кисета, ни денег.

Снова отправился он в свою страну. «Ладно, думает, погоди ты, царская дочь, я такую штуку сыграю с тобой, что век помнить будешь. Наверно, дудка поможет».

Шел он, шел и дошел до своей страны. Пришел домой и говорит матери:

— Потерпи еще немного, скоро я вернусь домой навсегда, будем вместе хозяйничать, только на этот раз прости меня — я опять должен уйти.

Взял он дудку, поцеловал мать-кормилицу в грудь и пустился в путь-дорогу.

Шел он, шел, долго ли, коротко — бог весть, дошел до какой-то горы и думает: «Дай-ка подую в дудку, может, она волшебная?» Только подул — в долине появилось войско, да такое огромное, что конца и края не видать. «Дуну-ка я с обратной стороны». Не успел подуть, как все войско вмиг исчезло.

«Хорошо,— думает парень,— эта дудка и расправится с цар­ской дочкой». И поспешил в страну, где жила царская дочь. Шел он, шел, долго ли, коротко — Бог весть, наконец, дошел. Стал посреди поля, направил дудку прямо на царский дворец и стал дуть. Вмиг откуда ни возьмись появилось войска видимо-невидимо, вдесятеро больше царского.

Царь и его назир-визиры испугались: откуда это войско? Как теперь быть?

Царская дочь и говорит им:

— Не бойтесь, это проделки того же крестьянского сына. Я сей¬час найду его и выведаю, в чем дело.

Собралась царская дочь и пошла. Шла, шли, наконец, нашла его, опять они поели вместе, попили да попировали, опять она подпоила парня, и опять он все ей выложил, вот так, как я вам рассказываю. «Знай, все мое волшебство в этой дудке: подуешь в один, конец — явится войско, подуешь в другой — все войско исчезнет».

Обрадовалась царская дочь, ног под собой не чует. Напоила она парня сонным зельем, забрала дудку — и домой. Пришла, подула в дудку с другой стороны, все войско исчезло, будто его и не было. Царь одарил свою дочь новыми нарядами, разодел ее с ног до головы.

Оставим их пока здесь да поведаем о крестьянском сыне.

Проспал парень дня два, а как проснулся, видит — нет ни дудки, ни царской дочери. Понял, что и в третий раз царская дочь провела его. «Ну, погоди, царская дочь,— думает парень,— ты еще попля­шешь под мою дудочку».

Погоревал парень и отправился в другую страну. «Пойду, думает, подработаю немного денег, вернусь в свой край, зажгу огонь в родном очаге».

Думал он свою думу и шел. Шел он, шел, долго ли, коротко ли — Бог весть, добрел до моря и пошел вдоль берега.

Захотелось ему пить. На склоне небольшой горы раскинулся огромный сад, а в саду полно белого и красного винограда: «Вот хорошо,— думает он,— пойду-ка я туда, поем винограда, утолю жажду, да и погуляю в саду».

Вошел он в сад, сорвал гроздь красного винограда, поел его и тут же обернулся огромным буйволом. Долго он убивался, но что было делать. Подошел он, горемычный, к белому винограду, поел его немного и вновь обратился в человека. «Вот это хорошо, теперь я знаю, как быть».

Набрал он две корзины винограда — одну красного, другую — белого — и отправился к царской дочери.

Шел он, шел, долго ли, коротко — бог весть, наконец, добрался до страны, где жила царская дочь. Корзину с белым виноградом, он спрятал в укромном месте, взвалил на плечо корзину с красным виноградом и пошел прямо к царскому дворцу. Стал он перед окнами и закричал:

— Кому хорошего винограда, добирайте остатки! Увидала царская дочь в окно продавца винограда и послала своих слуг.

— Пойдите,— говорит,— купите весь виноград. Слуги купили весь виноград. Не успела царская дочь положить в рот виноградинку, как тут же обернулась огромной черной буйволицей и пошла, переваливаясь по-буйволиному.

Созвал царь лекарей со всего света, но ни один не смог помочь горю.

Пришел к царю крестьянский сын и говорит:

— Государь, я могу исцелить твою дочку. Царь ему отвечает:

— Жаль мне тебя, сынок, молод ты еще, ступай лучше отсюда, мою дочь не смогли исцелить даже лучшие лекари всего мира, где ж тебе.

— Если не вылечу,— говорит крестьянский сын,— казни меля.

Повели крестьянского сына в покои царской дочери. А крестьян­кой сын захватил с собой белого винограда и хороший хлыст. Голько вошел он к царской дочери и давай ее лупить. Лупит и приговаривает:

— Говори, где спрятала феску, кисет и дудку, говори, не то побью до смерти.

Кинулась буйволица в ноги парню и взмолилась:

— Бога ради, спаси меня, все принесу.

— Нет,— говорит крестьянский сын,— ты, сперва, принеси мне мое, тогда уж вылечу тебя, и будешь снова такой, какой была.

Повела буйволица — царская дочь парня, показали место, где были спрятаны феска, кисет и дудка. Парень обрадовался, положил их в карман и тогда только поставил корзину с белым виноградом перед буйволицей. Набросилась буйволица на белый виноград, вмиг все съела и тут же обернулась девушкой. Да такой красавицей, что описать нельзя.

Доложили царю, что дочь исцелилась. Царь обрадовался, пришел к дочери, поцеловал ее в лоб, обнял парня, да и говорит ему:

— Послушай, сынок, нет у меня наследника, женись ты на моей дочери, после моей смерти станешь царем, будешь управлять страной.

Обрадовался крестьянский сын. Послали людей за матерью, при­везли и ее.

Семь дней, семь ночей свадьбу играли, да так пировали, что с ног сбились.

Дождались они своего счастья, дождаться и вам вашего.

Вернуться на верх страницы

Читать предыдущее Читать следующее