СКАЗКИ

ВРАЧ ЛОХМАН

В стране Аданы жил пятнадцатилетний охотник. Однажды, попав под проливной дождь, он был вынужден укрыться в пещере. Войдя в пещеру, юноша увидел там царя змей, старика с человеческой головой и змеиным туловищем.

Юноша развел огонь и высушил свою промокшую одежду. Царь змей правой рукой наложил печать на его спину. На разведенном им огне юноша изжарил шашлык из дичины, взял немного себе, а остальным накормил царя и четырех змей, находившихся при старике.

— Сынок, — сказал старик, — дающий пищу, дает и воду.

Юноша взял бурдюк, пошел к колодцу, наполнил его водой и вернулся в пещеру. Здесь он выдолбил в камне ямочку и наполнил ее водой. Приползли змеи к ямочке, напились и ушли.

— Сынок, — сказал старик, — меня мучает жажда, в чем ты дашь мне воду?

Юноша смастерил из бревна ковшик и дал старику напиться. Дождь лил под ряд три дня и три ночи, и юноша не мог выбраться из пещеры.

— Не можешь ли ты, сынок, откуда-нибудь поблизости провести ко мне источник? — спросил старик.

Юноша, проработав шесть дней, нашел источник, вырыл в пещере бассейн и провел туда воду. Потом он зарезал оленя, развел огонь, нанизал мясо на прутья и сказал старику:

— Вот тебе пища, когда изжарится — съешь, а я ухожу и приду потом.

— Не верю, чтоб ты вернулся, сынок. Оставь мне залог.

Юноша оставил залог и ушел. Но вскоре он вернулся и опять угостил старика и змей. Когда он собирался уходить, старик достал камень и отдал его юноше:

— Сынок, бери его и никому не показывай. Он драгоценный. Его секрет в том, что он ночью горит, как огонь. Ты его заворачивай в синее полотно.

Потом старик, усадив юношу, добавил:

— За то, что ты меня накормил и напоил, я тебя усыновляю. Но смотри, перед другими не раздевайся, чтоб не видели моей печати на твоей спине.

Юноша пустился в путь, продал камень в Франгистане (Франция), заплатил свои долги, построил дом и, купив сорок овец, опять пришел в пещеру. Поцеловав старику руку, он зарезал овец и угостил всех змей. Потом, зарезав барашка, зажарил шашлык и поставил его перед стариком. Старик достал новый драгоценный камень и, передав юноше, сказал:

— Кто бы тебя ни встретил, ты про меня никому не говори ни слова. Я — царь змей. Имя мое — Шах-Марар.

Юноша поцеловал ему руку, и, когда хотел пуститься в путь, Шах-Марар поднял палец, и появились четыре змеи. Они проводили его — две спереди, две сзади. Дойдя до дома, юноша поблагодарил змей, и те, свернувшись, лизнули ему ноги.

Царь Аданы тяжело заболел: на нем появились страшные язвы, разъедавшие ему тело. Вызвали всех лучших врачей. Лечивший царя франгистанский врач приказал зарезать и ощипать двух кур и положить их на язвы. Боли царя стихли на время, равное времени выкурки чубука, но потом опять начались с прежней силой.

Развязали язвы и увидели, что они пожрали кур.

Царя этого звали Кюном, он основал Адану, и по его имени земля та называется Киликией. Среди врачей, лечивших царя, был один очень знающий. Осмотрев язвы, он сказал царю:

— Царь, если раздобудут нужное мне средство, я поставлю тебя на ноги в один час. Дай мне сроку три дня.

— Хоть целый месяц, лишь бы ты меня исцелил, — ответил царь.

Главный врач поворожил и узнал, что печать Шах-Марара на спине охотника Пурто, и сказал царю, что если Пурто не приведет Шах-Марара, царь умрет.

Вызвали Пурто, и царь сказал ему:

— Освободи мою душу, сынок.

— Трудное это дело, царь, змеи меня ужалят.

Рассвирепел главный врач, привязал Пурто к столбу и стал его стегать. Крики Пурто наполнили небо и землю. Кричал он не переставая. Но главный врач продолжал его бить. Он велел изрезать уши Пурто, посыпать в раны соли и перцу, выщипать из его тела мясо и довел Пурто до того, что тот, наконец, согласился пойти за Шах-Мараром.

Дорогой Пурто настрелял десять оленей, принес в пещеру и поклонился HIax-Марару. Шах-Марар, знал, зачем явился Пурто, и сказал:

— Так как я тебя усыновил, я не могу допустить, чтоб тебя мучили. Время сейчас неудобное, ляжем и поспим, а утром двинемся в путь.

Утром они пустились в путь, причем Пурто шел спереди, а Шах-Марар — сзади. Вместе с ними тронулись в путь и все змеи, но царь сделал им рукою знак, и они остановились.

— Вернитесь назад, — сказал Шах-Марар змеям. Пока вы будете получать подарки, будьте спокойны за меня, а дальше — поступайте, как хотите.

Дойдя до горы Навруз, покрытой благоухающими цветами, Шах-Марар сорвал один цветок и, передав Пурто, велел проглотить его, не жуя. Потом он нарвал еще пять пучков из дивно пахнувших «бальзамовых» цветков и, дав их Пурто, сказал:

— Эти цветы троекратно вскипяти и навар их выпей. Тогда будешь знать целебную силу всех трав и цветов.

Придя к себе домой, Пурто выпил навар цветов. Шах-Марар велел ему лечь спать. После сна Шах-Марар его спросил:

— Ну, что, Пурто, как ты себя чувствуешь? Скажи, какая целебная сила есть во мне?

— Царь, — ответил Пурто, — у тебя в голове четыре мозга: два правых — ядовиты, два левых — целебны.

Пурто получил эту мудрость от цветов.

Тогда Шах-Марар велел Пурто напоить его натощак семилетним красным вином, уложить, связать ему руки, отрезать голову, а тело похоронить. Потом он наказал ему не переставать посылать подарки змеям, чтоб те не узнали о смерти Шах-Марара.

— Смотри, — предупредил его Шах-Марар, — если узнают змеи о моей смерти, то разорят всю землю.

Шах-Марар выпил семилетнего красного вина и лишился рассудка. Пурто связал ему руки, вырезал его мозг, приготовил два лекарства — ядовитое и целебное — и пошел к царю. Царь велел главному врачу отведать лекарство. Пурто протянул ему ядовитое. Тот не успел пригубить его, как лопнул, издав звук, точно выпалили из ружья.

Царь был поражен.

— Так-то ты хотел меня исцелить! — вскричал он.

Охотник Пурто, отведав целебного лекарства, дал его выпить царю. Царь выпил и исцелился. Пурто назначили главным врачом и с тех пор стали его называть врачом Лохманом.

Одна из змей того города, узнав о смерти Шах-Марара, сообщила об этом другим змеям. Змеи собрались и стали истреблять жителей. Дали знать царю. Тот вызвал врача Лохмана и спросил — как быть.

Лохман, захватив сорок тюков печени и четки Шах-Марара, отправился к змеям. Увидев четки Шах-Марара, змеи приняли Лохмана за своего царя и успокоились.

Лохман сказал змеям:

— Покуда вы будете получать подарки из печени, не трогайтесь с места — знайте, что ваш царь жив.

Пока врач Лохман был жив, подарки посылались. А народ и доселе по воскресным дням посылает змеям подарки.

Слава Лохмана стала расти. Лекарством, полученным из мозга Шах-Марара, Лохман оживлял мертвецов, и в течение семи лет никто не умирал.

Одна женщина каждый день ходила к врачу Лохману и стирала его белье. Однажды, когда она была занята стиркой, пришел к ней прекрасный юноша, молча всунул руку ей в карман и достал ключи. По уходе юноши жена Лохмана спросила:

— Кто был этот парнишка, что, не сказав ни слова, достал из твоего кармана ключи?

— Это мой сын. Он немой. Умоляю тебя, дорогая, упроси врача взять его к себе в ученики.

Когда Лохман вернулся домой, жена сказала:

— У прачки нашей глухонемой сын, возьми его к себе в ученики.

Жена Лохмана послала за сыном прачки, тот явился и поцеловал руку Лохману.

Спустя месяц Лохман сказал своей жене:

— Жена, я вижу, что этот юноша не глух и не нем.

С тех пор Лохман стал его мучить, чтоб тот ушел от него. Но ученик все притворялся глухонемым и стойко переносил все пытки, каким подвергал его учитель. Он в точности исполнял все поручения Лохмана, а учитель всячески старался, чтоб он не выведал тайн его лечения. Так он остался у Лохмана семь лет.

Однажды приехал к Лохману из дальних стран богатый человек, сильно страдавший от головной боли. Лохман заперся с ним в сенях, дал больному шербет, и тот лишился чувств. Тогда он, взяв нож, приподнял верхушку его головы и заметил внутри восьминогого гада. Сколько ни бился Лохман, чтоб поймать и вытащить гада щипцами и другими инструментами — это ему никак не удавалось. Он выбился из сил. За все время врачевания с ним не бывало подобного случая. Между тем за ним все время тайком следил ученик. Наконец он не вытерпел и закричал учителю.

— Дай раскалиться щипцам докрасна и схвати ими гада, — этак легко его вытащить.

Лохман поступил так, как сказал ученик, и исцелил больного; ученик же пустился от него наутек.

Придя домой, юноша достал три больших котла, Полученные им в наследство, один наполнил молоком, другой вином, сам же полез в пустой котел, поставив под себя котел с молоком, а над собой — котел с вином. Пусть он там пока сидит, а мы вернемся к Лохману.

Стал разыскивать Лохман юношу, но все напрасно. Он поворожил и узнал, что юноша находится меж Красным и Белым морями. Нанял моряков, пустился в поиски по всем морям, — но ученика не нашел. Тогда он явился к матери ученика и сказал:

— Мне сто сорок лет, я стар. Хочу видеть твоего сына. Поворожив, вижу, что сын твой на суше меж Красным и Белым морями. Верни его ко мне. Клянусь, я ему ничего худого не сделаю.

Мать вытащила сына из котла и привела его к Лохману.

— Сынок, измучил ты меня. Я — стар, после моей смерти никто не будет знать о тайнах моего врачевания, и имя мое исчезнет.

Юноша поцеловал руку учителя, и они выпили по чарке вина. Так как ученику еще не было известно, как Лохман возвращал к жизни мертвых и омолаживал стариков, то Лохман сказал ему:

— Поставь на огонь котел и дай мне выпить шербету. Когда вода вскипит, ты положишь меня в котел и закроешь его крышкой. Спустя сорок часов, вынешь меня из котла, укутаешь в вату и вольешь мне в рот этих капель.

Юноша сделал так, как ему наказал учитель, но когда он вливал Лохману в рот капли, архангел Гавриил подскочил и ударил юношу по руке, и в рот Лохмана попала лишь одна капелька. От этой капельки он только чуть-чуть ожил и успел лишь крикнуть:

— Лей, лей, лей!

Ученик похоронил учителя рядом с Шах-Мараром.

С тех пор юноша не имел покоя. В его ушах все время раздавалась мольба Лохмана:

— Лей, лей, лей!

Пустился он бродить по миру — но голос учителя преследовал его всюду.

Однажды он остановился в одном доме, где были епископ, поп, два чернеца и свыше ста гостей. Прожил он тут шесть дней и за это время ни разу не заметил, чтоб кто-нибудь здесь смеялся.

— Батюшка, — спросил ученик священника, — почему тут все такие мрачные? Если я тому причиной, так я уйду.

— Сын мой, нет. Тут рожает одна женщина, да никак не может разродиться. Днем и ночь она кричит от боли. Вызвали всех врачей, и никто не может ей помочь.

— Сказали бы мне, и я бы ей помог, — ответил ученик Лохмана и пошел помочь женщине.

Женщина родила мальчика и избавилась от страданий. Ученика Лохмана поблагодарили, сделали его крестным и устроили ему широкое угощение. Только тут он в первый раз после смерти Лохмана спокойно заснул. Он не спал в течение двадцати пяти лет, а теперь проспал двадцать четыре часа, и голос Лохмана замолк.

Отсюда он вернулся к своей матери. Та его женила. Свадьбу играли семь дней, семь ночей. Однажды он зашел в кофейню. Ашуги узнали в нем ученика Лохмана и стали задавать загадки друг другу.

— А вот я вам задам загадку, разгадайте, — сказал он ашугам.

— Нет, ты ученик Лохмана, мы с тобой тягаться не сможем.

— Я саза вашего не возьму, не нужны мне также и ваши деньги, — ответил ученик Лохмана ашугам и стал петь:

                               Кто тот, кого вода не мочит,
                               Кого земля не кроет ржой?
                               Кто в небесах гремит-грохочет,
                               Кто тот, что стонет под землей?

Никто не мог разгадать. Тогда он сказал:

                               То селезня вода не мочит,
                               То золото не кроет ржой,
                               То тучи на небе грохочут,
                               То Лохман стонет под землей.

Вернуться на верх страницы

Читать предыдущее Читать следующее

На сайте http://budilkin.ru anne Klein DIAMOND CERAMICS 1610 WTRG часы.