Эпос "Давид Сасунский"

САСУН

Царь Теваторос пробудился от сна, глядит: ни Санасара, ни Багдасара при нем нет.

Он позвал их, спросил:

— Чем вы недовольны, дети мои? Что случилось? Санасар молвил:

— Государь! У нас просьба к тебе. — Какая просьба?

— Отведи нам уголок в твоем царстве. Мы дом поставим себе. Царь подумал-подумал да и говорит:

— Сын мой! Наследника у меня нет. Умру — страна моя достанется вам, вот и будет вам дом.

— Нет, — отвечал Санасар, — на это мы не согласны. Отведи нам уголок. Не отведешь — возьму брата за руку, и пойдем мы с ним дальше по белу свету.

Сжалился царь над ними:

— Коли так, сын мой, ищите сами уголок на моей земле. Где понравится, там и стройте себе дом.

На заре братья тронулись в путь. Долго ли, коротко ли — видят они: течет по долине большая река, а с высокой горы сбегает ручеек, вливается в реку, перерезает ее, светлый след за собой оставляет, бьет в противоположный берег, затем оборачивается, сливается с рекой и течет вместе с ней. Братья в изумлении переглянулись.

— Ну и диво! — сказал Багдасар. — Ручеек перерезает широкую реку! Что это за таинственный источник?

Санасар подумал-подумал да и говорит:

— Это богатырский родник. Кто напьется воды у его истока, тот станет могуч, как сама эта вода, и никто уже его на лопатки не положит.

— Да ну? — удивился Багдасар. — Так что же нам делать?

— Хлеб, вино, вездесущий Господь!.. — воскликнул Санасар. — Отыщем исток этого ручейка и там построим себе дом. Мы сильны, и вода сильна. Кто напьется этой воды, тот превратится в богатыря, всех на свете сильнее станет. И сын его будет силач и сильных внуков ему родит, и у внуков родятся сыновья-силачи.

— Воля твоя, старшой, — сказал Багдасар.

Перебрались они на тот берег, пошли берегом ручья, всё выше и выше, и наконец глазам их открылся невиданный мир: горы, а на горах еще горы, ущелья, а в ущельях опять ущелья, бездны, пропасти, скалы, утесы, за лесами снова леса. Медведи, тигры и львы, завидев друг друга, в страхе разбегались. Кругом ни жилья, ни души. Прекрасный край!..

Братья отыскали исток, напились воды. Санасар сказал:

— Хороша вода! Давай здесь крепость построим! Очертили братья место, где стоять крепости, сели у истока, поели, выпили еще этой живой воды, дали имя ключу Катнахбур, что значит Молочный родник, и вернулись в Маназкерт.

На заре вновь предстали они перед царем.

Царь спросил:

— Ну как, дети мои, нашли место для вашего дома?

— Нашли, бессмертный царь! — отвечал Санасар. — А теперь у нас еще одна просьба к тебе. Жить там будет тоскливо. Как мы там будем коротать время вдвоем? Пошли с нами несколько бедных и несколько богатых семей: пусть пойдут с нами, пусть рядом строят дома, а вечерами мы будем собираться, беседовать, весело проводить время, все будем жить в одном городе.

Царь послал с ними сорок семейств. Ну уж и семьи! В каждой семье по одному ослу да по одному веретену.

Утром царь отправил в город визиря. Тот собрал сорок семейств, дал им сорок мешков муки, сорок мешков всякого другого добра и сказал: «Ступайте!»

Санасар и Багдасар простились с царем, вместе со всем караваном поднялись в горы и наконец достигли Молочного родника, добрались до того места, где порешили они крепость воздвигнуть.

Багдасар спросил старшего брата:

— Что будем строить сперва — крепость для нас или дома для них?

— Сперва дома, а потом уже крепость, — отвечал Санасар. — Тяжел беднякам палящий зной.

Начали с домов.

Санасар выкапывал в день выемки для десяти домов, а Багдасар камни и бревна таскал — строили вдвоем. Много деревьев вместе с корой притащили с вершины горы, под стропила дома подвели, крыши покрыли, выстроили дома. За четыре дня сорок домов поставили. Кому строили, у того и кормились. У кого кормились, у того опустели и мешки и корчаги.

Когда все новоселы разместились в домах, братья взялись за крепость.

Санасар приволок большущие камни, Багдасар — стволы исполинских деревьев. Потом оба в город пошли, мастеров, рабочих позвали и привели.

Главный мастер на камни взглянул — ужаснулся: — Санасар! Как будем строить? У меня сил не хватит поднять эти утесы.

— Кто же поднимет? — спросил Санасар.

— Никто.

Тогда Санасар сказал:

— А ну-ка, мастер, натяни нить и покажи, куда камни класть. Я каждый камень положу на место.

Вот так и воздвигли они крепость. Ствол на ствол возносили, столб на столб громоздили. Целый год трудились, через год выстроили крепость. А построив крепость, построили церковку.

— Ну хорошо, — сказал Санасар, — крепость мы возвели, а как нам назвать ее?

— Как хочешь, братец, — отвечал Багдасар. — Строить было нашим общим делом, а назвать — дело твое.

Братья прохожих останавливали. Просили: — Дайте крепости нашей название. Никто не мог придумать ей достойное имя.

Поутру Санасар вышел пройтись. Смотрит: седой старик землю пашет. Взял Санасар старика за руку и сказал:

— Не бойся, дедушка! Пойдем к нам в гости.

Пошли. Санасар угостил старика, побеседовал с ним. Наконец спросил:

— Дедушка! Ты знаешь, зачем я тебя к нам привел?

— Эх, молодо-зелено! Почем же я знаю, зачем ты меня привел?

— Ну так вот, — сказал Санасар. — Мы эту крепость только что построили, а назвать еще не назвали. Ты много по свету бродил, много ума нажил — дай нашей крепости достойное имя.

— Вот что, сынок, — промолвил старик. — Сейчас темно, завтра утром встанем, я погляжу на вашу крепость и подходящее название для нее подыщу.

На рассвете взвалил Санасар старика себе на плечи и понес вокруг крепости: вынес из восточных ворот, а вечером к тем же воротам принес.

— Что скажешь, дедушка? — спросил Санасар.

Старик опять в изумлении поглядел на крепость, на ее скалистые стены, что уступами поднимались ввысь, на клиновидные башни, посмотрел-посмотрел и сказал: — Ну, храни вас господь! Знать, сила у вас богатырская, коли вы эти дикие, эти яростные скалы взнесли, коли вам удалось эти огромные — эти сасунские камни поднять, столб на столб взгромоздить.

Обрадовался Санасар:

— Стой, дедушка! Больше — ни слова! Имя нашей крепости будет Сасун, имя страны — Сасунское царство.

Вернуться на верх страницы

Читать предыдущее Читать следующее